Рания Беллу
Родилась в 1982 году в Салоники (Греция).
Живет в Лондоне (Великобритания) и Афинах (Греция).
РАБОТА:
«Бессмертная любовь или ода прошлому», 2016
Книга, видео, 6:32 мин.
Собрание автора. Изображение предоставлено автором и галереей Kalfayan, Афины
Греческая художница Раниа Беллу посвящает свои работы свойственной артефактам прошлого способности рассказать историю, в которой узнает себя каждый. В этом произведении такую возможность ей подарил обнаруженный на блошином рынке дневник в кожаном переплете, со сделанным от руки изображением Акрополя на обложке, который принадлежал неизвестному мужчине. С 30 июня 1950 по 16 февраля1952 года его владелец записывал в него любовную поэзию и доверял ему свои переживания, посвященные женщине, которую он любил с детства, потерял из виду во время греко-турецкой войны 1919-1922 гг. и встретил вновь через 35 лет после ее окончания. Обнаружив дневник многие годы спустя, художница решила воссоздать мир героев, изобразив события их жизни в альбоме с карандашными рисунками на папиросной бумаге и цветными вставками приглушенных оттенков.
Рисунок — это всегда эскиз того, что находится в становлении, но это также и хрупкость того, что уже есть, и в этом смысле как нельзя лучше соответствует рассказу о любви, которой по природе свойственно ожидание утраты. Эти рисунки перемещают зрителя из одной эпохи в другую, и, вопреки календарному течению времени, разные временные слои существуют в них параллельно. Воспоминания героев перемежаются в них с воспоминаниями художницы и, в свою очередь, обращаются к памяти зрителя. В этом процессе наслоения можно распознать отголосок произведений любимого художницей Марселя Пруста. Анализируя его самый известный роман «В поисках утраченного времени», советский философ Мераб Мамардашвили обращал внимание на мысль Пруста о том, что каждый читатель может найти в его романе то, что будет ему по душе, а значит, все описанные им понятия имеют смысл лишь в той мере, в какой читатель может привнести в них свое живое переживание. Воспоминания в романе Пруста, как и воспоминания анонимного владельца дневника в работе Рании Беллу, связаны с чувством радости — радости, которую Мамардашвили называет признаком истины: «... истина появляется тогда, когда действительно тобой испытанная жизнь как бы всплывает в тебе, очищенная и ясная. Она — твоя».
Made on
Tilda