Жоана Хаджитомас и Халил Жореж
Ливан / Франция
РАБОТА:
Непреходящие образы, 2003
Видеоинсталляция, супер 8 мм, переведенный в DVD, 3 мин
Предоставлено авторами
В основе настоящей работы – реальные события: история семьи, история войны, история утраты и травмы. «19 августа 1985 года в ходе гражданской войны в Ливане дядя Халила, Юниор Кеттанех, был похищен и до сих пор, как и другие 17 тысяч ливанцев, официально считается пропавшим без вести. В марте 2001 года, разбирая принадлежавшие некогда Кеттанеху фото- и киноматериалы, Халил и Жоана обнаружили непроявленную 8-миллиметровую пленку. Более пятнадцати лет, пережив бедствия войны и уцелев в пожаре, она пролежала в доме, сокрытой в сумке желтого цвета. Долгое время художники не могли решиться, стоит ли им проявить этот фильм, стоит ли пойти на риск, а потом обнаружить, что на пленке ничего не сохранилось? В конце концов, решение было принято: пленку отправили в мастерскую. Вышедший оттуда фильм оказался смазанным, белесым, c едва распознаваемыми и сразу же исчезающими образами. После долгой работы по цветовой коррекции реалии стали нагляднее, образы явили себя — эти непреходящие образы, что воспротивились исчезновению. Тени, рука, корабль, Бейрутский порт, крыша дома, три человека, к которым вскоре подходит четвертый. Непреходящие образы вернули это канувшее в небытие утро военного времени, которое, казалось, уже не вернуть».

И действительно, для тех, кто пережил травму утраты, особое значение приобретают вещи, связывающие их с умершими. Чаще всего это, конечно же, фотографии и кино- или видеодокументы, запечатлевшие образ ушедшего человека. Знаменитая книга Ролана Барта Camera lucida родилась, как известно, из опыта его всматривания в фотографию умершей матери. Фотоизображение, запечатлевая то, чего уже нет, всегда несет в себе опыт смерти. Но в то же время — об этом в свою очередь писал Деррида — фото- или киноизображение сохраняет для умершего некоторую степень присутствия, благодаря которой он оказывается «живым мертвым», то есть призраком. Но справедливо это и для любого документального образа: ведь он показывает реальность такой, какой она уже не является. Любая фотография или кинокадр — это места «гостеприимства», «приюта» для призраков, явившихся из небытия. Поэтому для Халила и Жоаны проявленная пленка Кеттанеха вернула им не только его самого, но и «канувшее в небытие утро военного времени, память о котором, казалось, уже не вернуть».
Made on
Tilda