Клаудио Пармиджани
Италия
РАБОТА:
Без названия, 2017
Деревянные панели, копоть, 14 частей, 240х1596х3 см
Предоставлено автором
Delocazione – неологизм, которым Клаудио Пармиджани объединяет ряд произведений, создававшихся им на разных этапах творчества. Первая из этих работ датируется 1970 годом, она возникла почти случайно. Осматривая здание музея, художник забрел в заброшенное помещение. Освободив его от сваленных вещей, он обнаружил, что за годы пребывания здесь они оставили на стенах следы: это в конечном счете и стало его работой на выставке. «Делокализовав» предметы, то есть попросту вынеся их из комнаты, художник, по его словам, не столько «предъявил их отпечатки, сколько… сделал зримым отсутствие в форме присутствия и присутствие в форме отсутствия».

В дальнейшем принцип delocazione принял форму крайне изощренной техники. В мастерской Пармиджани в герметически замкнутой камере, сжигаются объекты (излюбленными стали книги), которые оставляют на специальных невоспламеняющихся поверхностях следы от дыма и копоти. Так в результате уничтожения и смерти рождается нечто новое, что несет в себе память о прошлом, печаль о его утрате, являясь его видимостью, но не переставая при этом быть самоценной сущностью.

Хотя теперь следы делокализованных вещей художником не находятся, а создаются, важным для него остается, чтобы работа не превращалась в станковое произведение, а становилось частью пространства. Как говорит художник, «пространство, окружающее произведение, представляет собой физическую часть произведения; оно является не пространством, внутри которого располагается произведение, но пространством в качестве конститутивного элемента работы». А потому и настоящая работа проектировалась и создавалась Пармиджани специально для данного зала фонда культуры «Екатерина».

Французский мыслитель Жорж Диди-Юберман в своем замечательном тексте «Клаудио Пармиджани: дом с привидениями» отметил эту связь призрачных образов серии Delocazione с местом их экспонирования и связал с субстанцией, которая их создает: с дымом, дуновением, дыханием: «В акте любви соединяются два живых дыхания. В момент утраты наше дыхание оказывается одиноким и не может больше никому подать знак. В минуту траура и наваждения наше дыхание внезапно наталкивается на воздушный поток: дуновение отсутствия, дыхание самого места. Призрак».
Made on
Tilda