ВЫСТАВКА «БИОГРАФИЯ: МОДЕЛЬ ДЛЯ СБОРКИ»
Жанна Гладко
РАБОТА:
Луна Лучится как Латунь...
(Из проекта Inciting Force)
2011 - 2019
Инсталляция, смешанная техника
Молодая белорусская художница Жанна Гладко представляет новую итерацию цикла произведений Inciting Force ("Провоцируя силу"), главным предметом исследования которого служат взаимоотношения художницы с отцом. Начало работы над этим проектом совпадает по времени с началом активной художественной практики художницы, а принцип развития самого проекта, который при каждом новом показе включает новые элементы и повествовательные линии, и во многом состоит из реди-мейдов и документальных элементов, создает ситуацию, в которой творческая и семейная жизнь художницы создают систему последовательных повторений и отражений.

После того, как психоанализ получил широкое признание во второй половине 20 века, автобиографический рассказ художника, представленный через травматические отношения с родителем стал достаточно распространенным приемом, однако в своей работе Жанна Гладко делает акцент на амбивалентности, которая обычно не свойственна ни биографическому повествованию как таковому в его герметичности, ни подобным проектам о «диалоге» с одним из родителей. Из разрозненного набора документальных и намеренно сконструированных изображений, предметов и звуков художница создает сложную напряженную драматургию, в которой взаимоотношения отца и дочери могут характеризоваться очень по-разному: от травматического опыта подавления и психологического насилия до эмансипирующих практик и воспитания внутренней силы, при чем активными субъектами являются оба героя повествования, что отрицает конвенциональное деление на жертву и тирана.

Проект является попыткой поиска самоидентификации в диалоге с Другим, без которого субъект не мыслит себя и свою личную историю. Болезненность и напряженность этого процесса манифестируют себя в каждом элементе повествования: отец разрушает пианино, на котором в детстве играла художница, она в свою очередь ломает патронташ, который они с отцом вместе сделали, когда он обучал ее стрельбе; глаголы в речи отца, предполагающей назидательный характер, заглушают звуки музыки, исполняемые художницей, или сделанные ею стяжки. Однако существует между героями и неизбежное притяжение: хотя в детстве родители навязывали художнице мальчишеский облик и занятия, потакая фантазии отца о сыне, когда выросла, она сама стала экспериментировать с гендерными стереотипами (например, наращивая на протяжении полугода мышечную массу) и маскарадом как способом апроприации власти и авторитета - переодеваясь в отца или в Алена Делона, который также ассоциируется у художницы с фигурой отца. При этом, помимо различных констелляций личного опыта в рамках истории семейной художница проецирует его и на общественный, социальный и политический контексты, подчеркивая масштабируемость истории и судьбы отдельного человека.



Made on
Tilda